Королевский теннисный клуб Барселоны

Королевский теннисный клуб Барселоны – один из старейших спортивных клубов в Барселоне. Он был основан в далеком 1899 году, а спустя чуть более полувека, в 1953 году, переехал в район Педральбес. В том же году граф Карлос де Годо-Валлс основал новый теннисный турнир. Сперва он носил название Международный чемпионат Испании, с 1995 по 2007 год – спонсорское название Open SEAT, а с 2008 года – Barcelona Open Banc Sabadell. На сегодняшний день в этом турнире, который проходит на кортах Королевского теннисного клуба, принимают участие лучшие ракетки мира. Чтобы лучше познакомиться с клубом, мы встретились с его президентом, Альбертом Агусти Гарсия-Наварро. Наш разговор начался с погружения в историю клуба.

– По большому счету, рождением нашего клуба мы обязаны первой Международной выставке в Барселоне в 1888 году. Промышленный и коммерческий бум, созданный этим событием, привлек в город много иностранных семей. В Барселону приехало немало любителей спорта, которые уже пользовались огромным авторитетом в своих странах. Таким образом, в 1899 году, в том же году, в котором швейцарец Ганс Гампер основал футбольный клуб Барселоны, несколько английских семей – Witty, Parsons, Leask, Park, Shields и Bartows – под председательством консула Великобритании основали Королевский теннисный клуб.
Когда в 1953 году клуб перебрался в район Педральбес, многие сомневались, что это удачное расположение. Но время показало, что руководители клуба не ошиблись в своем выборе. Правильная постановка дел помогла нам стать одним из ведущих клубов в мире тенниса. Дон Карлос Годо вместе с группой сподвижников сделал ставку на эту идею и выиграл. Сейчас мы выросли, и нам бы хотелось сделать больше, но, к сожалению, мы ограничены в пространстве и иногда подумываем, почему же дон Годо не приобрел в свое время больше земли для клуба.

– История клуба – это история испанского тенниса?
– Да, через наш клуб прошли многие. Даниэль Химено-Травер и Хосе-Луис Арилья замечательно выступали на Кубке Дэвиса, Рафаэль Надаль участвовал в пяти финалах в течение десяти лет и выиграл четыре из них. Они были пионерами, и это поколение дало огромный толчок развитию испанского тенниса. Мы гордимся победами знаменитых испанских теннисисток Санчес-Викарио Аранчи, Мартинес Кончиты, великолепных мастеров Эмилио Санчеса, Серхи Бругера и многих других. Но лично для меня лучший испанский спортсмен в истории тенниса – Рафаэль Надаль.

– Есть ли кто-нибудь в настоящее время, кто может заменить Надаля или Аранчу?
– Достичь такого уровня очень сложно, есть очень хорошие игроки, и они могут быть в числе ста лучших в мире, но повторить Надаля очень сложно, так же как и Аранчу, и Кончиту. Техники говорят, что нужно ждать целое поколение, чтобы увидеть нечто подобное.

– А что является основой для игроков, чтобы быть эффективным на корте?
– В основе лежат молодость и технические возможности. Спорт вообще и теннис в частности является фантастическим способом воспитания в детях таких качеств, как усердие, справедливость и конкурентоспособность. Теннис несет в себе огромную силу духа, потому что ты один, а в командном виде спорта, если покачнулся, то всегда есть партнер, который тебе поможет.

– Сколько человек сегодня являются членами клуба?
– В настоящее время в клубе состоит 1500 членов, это заблокированное число. Каждый член клуба имеет одну акцию, и тот, кто хочет стать им, должен купить акцию у одного из членов. На данный момент акция может стоить около 40000 евро. Мы держимся на наших доходах, членских взносах и турнире Годо.

– Как турниру Годо удалось добиться всемирной известности?
– Президенты клуба и советы директоров держат руку на пульсе. В начале восьмидесятых годов родилась Ассоциация профессиональных теннисистов, еще больше стали регулироваться турниры по разным категориям, и со временем мы стали позиционироваться как десятый самый важный турнир в мире. В неделю через турнир проходит более 80000 человек, он транслируется по телевидению в 88 странах, на него аккредитуется более 500 журналистов со всего мира.

– Турнир – это не только спортивное, но и социальное мероприятие.
– Все это благодаря нашему постоянству. В нас верят спонсоры, и это помогает выдерживать расходы на турнире, директором которого является Альберт Коста. Я думаю, что в Барселоне в течение всего года невозможно найти более важного спортивного события, турнир Годо – это спортивная и общественная рекомендация города. Как говорят, если вы не были на неделе Годо, вы не были нигде.

«Дети хотят быть похожими на Рафаэля Надаля»

– Несмотря на всю свою жесткость, теннис – это джентльменский вид спорта, и игроки обычно не демонстрируют свои плохие манеры на корте. Ведь так?
– Для нас спорт, как медаль, имеет две стороны. Первая – есть дети, которых мы хотим научить играть в теннис, и это будет стимулом в их жизни, даже если они не станут чемпионами. Вторая – дети, которых примерно с семи лет надо подводить к профессиональной карьере. Для ребенка это несложно, он хочет быть похожим на Рафаэля Надаля. Многие родители не жалеют денег и времени, чтобы их дети смогли стать большими фигурами в теннисе. Меня беспокоит одно в этом процессе: сможем ли мы правильно оценить ситуацию в случае, если все наши усилия не привели к большому успеху. Когда такового нет, надо дать понять нашим детям, что эти усилия не прошли даром, а послужили для чего-то очень важного. Здесь родители являются важной фигурой, хотя и не всегда лучшими советчиками.

– Гильермо Вилас посылал стихи Каролине из Монако. Есть ли романтики в теннисе?
– Гильермо Вилас, а я был у него арбитром, как и всякий настоящий аргентинец – соблазнитель. В спорте, если есть талант не только физический, но и интеллектуальный, в каждом чемпионе можно увидеть сформированную личность с принципами и ценностями.

– Давайте чуть подробнее поговорим о самом клубе. Какие услуги предоставляются членам клуба?
– Существует школа на 600 мест для детей членов клуба. Три года назад мы оборудовали прекрасный спортивный центр, где есть великолепный тренажерный зал, помимо этого у нас есть отличный ресторан, а также группы и компании, которые собираются обычно в клубе.

– А сколько у вас зарубежных членов? И есть ли среди них россияне?
– В последнее время мы начали получать запросы от граждан России на то, как стать членами клуба. Исторически в клубе сложилась очень сильная немецкая колония, а также английская, хоть и поменьше. Два последних теннисиста, вступивших в клуб, – россияне.

– Вы бывали в России?
– Нет, я должен был поехать в Москву, чтобы присутствовать на финале Чемпионата Европы по баскетболу, но работа нарушила мои планы. Мне бы очень хотелось познакомиться с этой великой страной.

– Мы хотели бы узнать ваше мнение о русских теннисистах.
– В России были и есть великие игроки. Я знаком с Маратом Сафиным, он провел много времени в Валенсии, отлично говорит по-испански и понимает по-каталански, он один из самых талантливых игроков, которых я видел в своей жизни. Женщины все прекрасны, Мыскина и Курникова – две великие чемпионки. В теннисной академии «Санчес-Касаль» есть много русских женщин, которые стали теннисистками именно здесь.

«Должность президента крадет часы моего сна»

– Как получилось, что вы перешли из мира ароматов в спорт?
– В 1988 году мне предложили должность директора отдела международного маркетинга Олимпийских игр в Барселоне. Я подумал, и в конце концов мои эмоции, а не голова, приняли решение. С тех пор моя жизнь тесно связана со спортом. F-1, велосипед, теннис и, в настоящее время, баскетбол.

– Самые большие впечатления на вас произвели Олимпийские игры или что-то другое?
–Нет, на тот момент многие эмоции слились в одну, это был мой город, все смотрели на Барселону. Я плакал больше, чем раз. Даже тридцать лет спустя мы получаем отдачу от вложенного в тот момент. Барселона в настоящее время не имеет ничего общего с тем городом, который был до Олимпиады.

– А когда вы стали президентом теннисного клуба?
– Три с половиной года назад. Мой мандат, который обычно длится 4 года, заканчивается в этом году.В нашем клубе проводятся выборы, на которых члены клуба принимают решение. Максимальный срок правления – 8 лет. Эта должность, несмотря на честь, несет на себе огромную нагрузку, занимает много времени, но с другой стороны, этих восьми лет вполне достаточно для выполнения задуманного проекта.

– По окончанию этого мандата вы будете вновь представляться на выборах?
– Да, у меня есть ощущение, что время прошло очень быстро, мы много работали, мы обновили многие аспекты клуба, но нам бы очень хотелось продолжить еще в течение четырех лет нашу работу. Укрепить школьный проект и спортивное предложение, а также улучшить оборудование Масии, все таки она построена в начале 1800.

– Должность президента крадет у вас много времени?
– Эта должность крадет часы моего сна и время, которое я могу проводить с моей семьей. К счастью, у меня прекрасная жена и трое замечательных детей, которые понимают, что я обожаю свою работу и это моя страсть.

Авторы: Тереса Беренгерас / Рафа Эстеве-Касанова

Консьерж услуги Барселона